Приветствую Вас Гость!
Вторник, 21.11.2017, 09:06
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2017 » Октябрь » 2 » "Время новостей": Владимир Путин призвал норвежскую StatoilHydro в Штокмановский проект
11:16
"Время новостей": Владимир Путин призвал норвежскую StatoilHydro в Штокмановский проект
Президент России объявляет о выборе иностранных участников одного из крупнейших газовых проектов -- Штокмановского месторождения -- исключительно по итогам телефонных переговоров. Вчера он побеседовал с премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом, после чего пресс-служба Кремля сообщила о факте достижения договоренностей между «Газпромом» и недавно объединенной норвежской госкомпании StatoilHydro. Она получит оставшиеся 24% специальной компании-оператора первой фазы освоения Штокмана.
 
Летом 25% акций Shtokman Development Company, которая будет готовить и реализовывать проект, были закреплены за французской Total -- тоже после телефонного разговора (Владимир Путин накануне подписания договора звонил президенту Франции Николя Саркози). Контрольный пакет в компании-операторе «Газпром» оставил себе, так же как и 100% «Севморнефтегаза», которому принадлежит лицензия на освоение всего Штокмановского месторождения.
 
Вчерашнее решение окончательно поставило крест на перспективах газового сотрудничества в обозримом будущем России и США. Американская ConocoPhillips, которая до последнего надеялась попасть в этот проект, несмотря на демонстративный прошлогодний разворот Штокмана в сторону Европы, осталась за бортом. Впрочем, это вполне логично -- отношения Москвы с Вашингтоном по-прежнему далеки от партнерских. А по бизнесу потребности в участнике из-за океана уже давно в «Газпроме» не испытывают -- около 7,5 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ), которые планируется производить в рамках первой фазы проекта, легко распределить и без американского партнера. Тем более, что европейский рынок СПГ активно развивается, и за любые свободные объемы газа развернется острая конкуренция в глобальном масштабе.
 
«Мы стремимся к сотрудничеству с «Газпромом» и Total в реализации этого передового проекта с применением наших технологий, опыта и компетенции в области реализации крупных морских проектов, -- заявил вчера после церемонии обмена документами главный управляющий норвежской компании Хелге Лунд. -- Мы верим, что Штокмановский проект может стать катализатором для разработки и адаптации технологий, с помощью которых можно работать эффективно и без ущерба для окружающей среды в холодных и суровых климатических условиях». В свою очередь глава «Газпрома» Алексей Миллер заметил: «Мы имеем гигантские запасы газа на шельфе Баренцева моря, а наши партнеры из Норвегии - хороший опыт в области производства и транспортировки газа в суровых условиях севера. Объединение наших усилий станет залогом успеха в Арктике».
 
Как известно, год назад в Кремле было принято политическое решение не делиться запасами с партнерами по освоению Штокмана, а привлекать их в качестве подрядчиков. Однако в процессе переговоров выяснилось, что желающих сотрудничать на таких условиях нет. Поэтому была предложена компромиссная схема с компанией специального назначения. Предполагается, что ее акционеры смогут поставить на свой баланс запасы газа пропорционально своей доле, несмотря на то, что лицензией будет владеть 100-процентная «дочка» «Газпрома».
 
Первая фаза освоения Штокмана (совокупные запасы которого превышают 3,7 трлн кубометров газа, а проектный уровень добычи варьируется от 71 до 94 млрд кубометров в год) предусматривает добычу 23,7 млрд кубометров газа в год в течение 25 лет. Таким образом, в разработке будет около 600 млрд кубометров запасов. По истечении четверти века с момента начала добычи созданная партнерами инфраструктура перейдет в собственность «Газпрома». Капитальные вложения в первую фазу предварительно оцениваются в 15 млрд долл., которые участники проекта вложат пропорционально своим долям. Предполагается, что в 2013 году будет запущена трубопроводная часть проекта (11 млрд кубометров газа с первой фазы Штокмана пойдет через Мурманскую область, Карелию и Ленинградскую область в газопровод «Северный поток»). А в 2014 году должна заработать первая линия завода по производству сжиженного природного газа мощностью 7,5 млн т в год.
 
В то же время все расчеты пока более чем грубые. Фактически инвестиционного решения о реализации Штокмановского проекта не было. Оно будет принято после того, как партнеры проведут все необходимые проектные и изыскательские работы, ориентировочно во второй половине 2009 года. Поэтому, как сообщила StatoilHydro, на сегодня она не несет существенных финансовых рисков в рамках проекта. Порядок работы участников на подготовительной стадии пока неясен.
 
Вместе с тем уже сейчас можно говорить о некоторых нюансах реализации проекта. Поскольку в газовой сфере России с прошлого года действует режим единого экспортного канала (в лице «Газпром экспорта»), у Total и StatoilHydro не будет возможности поставлять добытый компанией-оператором газ на внешний рынок. Это касается не только трубопроводного газа, но и СПГ. Экспортером станет «Газпром экспорт», который будет закупать газ Shtokman Development Company по некоей формуле, учитывающей мировую конъюнктуру. Кроме того, согласно налоговому законодательству именно сжиженный природный газ представляется более выгодной формой доставки газа на рынки сбыта, поскольку на СПГ установлена нулевая ставка вывозной пошлины. С каждой тысячи кубометров экспортированного по трубе газа «Газпром» будет платить 30% от таможенной стоимости. Тем не менее приоритет трубопроводной части проекта не подвергается сомнению, так как необходимо наполнять вторую нитку газопровода «Северный поток», как обещал Владимир Путин. Концепция может измениться в случае чрезмерного упорства европейцев в сфере ограничения доступа «Газпрома» на свои рынки. Тогда от второй нитки могут и отказаться в пользу развития более гибких поставок штокмановского газа в виде СПГ.
 
Впрочем, не исключено, что нынешняя конфигурация консорциума по разработке «Штокмана» не последняя. Это уже четвертый по счету состав участников с момента открытия месторождения в 1988 году. Первый международный консорциум по освоению был сформирован еще в начале 90-х под названием Arctic Star, куда входили норвежская NorskHydro, финская Neste (нынешняя Fortum) и американская Conoco (позднее объединившаяся с Phillips). Он планировал начать работы на месторождении в 1993 году. Партнеры потратили 15 млн долл. на подготовку ТЭО, однако после этого указом Бориса Ельцина лицензию на «Штокман» передали компании «Росшельф», в числе акционеров которой были крупные предприятия оборонного машиностроения. Еще через два года контрольный пакет акций «Росшельфа» перешел «Газпрому» в обмен на обещание начать разработку месторождения (миноритарные пакеты по-прежнему принадлежали целому ряду предприятий). И к 1996 году во второй раз оформился пул иностранных инвесторов -- «Газпром» подписал договор о сотрудничестве по проекту разработки Штокмановского месторождения с NorskHydro, Neste и французской Total, а чуть позднее в проект вернулась Conoco. Альянс на паритетных началах окончательно оформился и получил название Shtokman Energy после того, как в ноябре 1999 года Госдума включила месторождение в список участков, разрешенных к разработке на условиях соглашений о разделе продукции (СРП). Однако к 2002 году проекты СРП попали под политическую кампанию, инициированную ЮКОСом, а затем заслужили немилость государства. В 2002 году лицензии на Штокмановское и нефтяное Приразломное месторождения были переданы из «Росшельфа» в компанию «Севморнефтегаз», акционерами которой были «Газпром» и «Роснефть». Но и это партнерство оказалось нежизнеспособным. Попытка провести слияние двух госкомпаний три года назад потерпела крах. Тем не менее в это же время состоялась сделка по выкупу «Газпромом» доли «Роснефти» в «Севморнефтегазе», что сделало газового монополиста единоличным владельцем лицензии.
 
В 2004 году глава «Газпрома» Алексей Миллер объявил о начале формирования нового консорциума. Переговоры велись с десятком компаний со всего мира, из которых в короткий список было выбрано пять. Предполагалось, что норвежские Hydro и Statoil, американские Chevron, ConocoPhillips, а также французская Total должны предложить «Газпрому» свои перспективные активы в обмен на 49% акций в первой фазе «Штокмана». Российский концерн обещал выбрать два--три самых интересных предложения. Причем тогда речь шла именно о владении долями в компании, которой принадлежала лицензия. Переговоры шли целый год и завершились тем, что г-н Миллер отменил тендер, заявив, что «Газпром» останется 100-процентным недропользователем «Штокмана». А иностранным партнерам он предложил работать в качестве подрядчиков.
 
Chevron от такого предложения сразу отказалась, Total сначала открещивалась, но потом вновь вступила в диалог, а ConocoPhillips и норвежские компании не прекращали демонстрировать крайнюю степень заинтересованности. Особенно это касается Hydro и Statoil, для которых попасть в главный проект в российском секторе Баренцева моря было делом национальной важности. Под давлением рыболовецкого лобби и экологов норвежские власти существенно ограничили территорию своей части Баренцева моря, на которой разрешены поиск и добыча углеводородов. Стремление войти в «Штокман» стало одной из причин решения правительства Норвегии объединить две компании, чтобы усилить переговорные позиции с Россией. Все процедуры были завершены 1 октября, и вполне возможно, что в Москве ждали окончания слияния (которое шло совсем непросто) и не объявляли о своем решении.
 
Выбор северного соседа на роль третьего участника освоения «Штокмана» был уместен с точки зрения политических интересов Москвы (даже если не брать в расчет опыт норвежцев в разработке месторождений в схожих природно-климатических условиях). Отсутствие демаркационной линии в Баренцевом море между Россией и Норвегией уже более 30 лет является предметом вялотекущего территориального спора о принадлежности участка моря (и шельфа) площадью 155 тыс. кв. км, расположенного между Шпицбергеном и Новой Землей и вплотную примыкающего к Штокмановскому месторождению. Совместное освоение ресурсов, очевидно, один из лучших инструментов урегулирования такого рода разногласий.
Просмотров: 16 | Добавил: lamdoynet1984 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0